РОЗДІЛИ
ПРО НАС
ІСТОРІЯ
НОВИНИ та ІНТЕРВ'Ю
ІНВЕСТИЦІЙНІ ПРОЕКТИ
ПЕРЕВЕЗЕННЯ ВАНТАЖІВ
ПОСЛУГИ
ЦІННІ ПАПЕРИ
ЗАКУПІВЛІ
МІСЦЯ ВІДПОЧИНКУ
ЕЛЕКТРОПОСТАЧАННЯ
АНТИКОРУПЦІЙНА ПРОГРАМА
Внутрішній ринок працi
РЕКЛАМА
ПОСИЛАННЯ
ПРЕЗЕНТАЦІЇ
ГАЗЕТА «Робітниче слово»
Інформація про газету
Зворотній зв`язок
Передплата «Робітниче слово»
РОЗКЛАД РУХУ
На вашу думку
Schedule
Мапа сайту
ПРАЦЕВЛАШТУВАННЯ УЗ
Працевлаштування
Запрошуємо
на роботу
Пошук вакансій
та реєстрація кандидатів
Звернення громадян
Отримання вiдповiдей на актуальнi питання



  • Перелік випусків » № 22 (7 червня 2013) 

  • «Нам дороги эти позабыть нельзя»

    (Окончание. Начало в №18 - 19)


    Николай ФЕДОРОВСКИЙ (на первом плане) - курсант 1-х Центральных курсов военных закройщиков
    Главного интендантского управления Вооружённых Сил СССР. 1947 г.

    Близкому знакомству Николая Андреевича с известными людьми Украины можно по-доброму позавидовать. Такой он уж человек: с первых минут встречи располагает к себе собеседника приятной улыбкой, откровенным радушием и культурой поведения. А ещё хорошей осведомлённостью в литературе, искусстве, истории и медицине. В последней, несомненно, есть заслуга известного украинского патофизиолога Олега Богомольца - члена-корреспондента Академии Наук СССР и АН Украины, заслуженного деятеля науки и техники УССР.

    Николай Андреевич вспоминает: «В период хрущёвской оттепели Олегу дали добро на поездку в Париж на симпозиум, если не ошибаюсь, по проблемам физиологии. Вполне понятно, что представитель Страны Советов должен был предстать перед французами во всей своей красе. А костюма приличного для поездки в Европу не оказалось. «Коля, - обратился тогда ко мне Олег, - а ты сможешь пошить хороший костюм? Выручай, время торопит».

    Пошить костюм проблемы Николаю Федоровскому не составляло, а вот какой ширины штанины брюк носят европейцы - задумались.

    Связались с посольством. Ответ был лаконичный: мол, там живут нормальные люди и носят нормальные брюки.

    Так оно и было на самом деле, как потом лично убедился Олег Богомолец, побывав во Франции. Но костюм, пошитый Николаем Федоровским, сопровождал учёного и на официальных приёмах, и в дни праздников не один год.

    О многолетней дружбе Николая Андреевича и Олега Александровича по сей день напоминает аккордеон, бережно хранящийся, как и та раритетная солдатская ложка, в квартире ветерана. Он был подарен Олегом Богомольцем в знак признательности и уважения к талантливому кутюрье, мастеру вокала и другу семьи учёного.

    - Играете? - живо интересуюсь.

    - А как же? Сейчас увидите и услышите, - и он заторопился, чтобы достать с полки аккордеон.

    Мне очень хотелось увидеть Николая Андреевича с музыкальным инструментом в руках. Но вдруг я понял, что нашей встрече не будет конца, если он растянет меха этого голосистого творения. И долго будут звучать мелодии, а быть может и слова песен «Где же вы, теперь друзья-однополчане?», «В землянке», «В лесу прифронтовом», «На безымянной высоте…» Но за окном уже был поздний вечер, и мне удалось уговорить Николая Андреевича, что обязательно этому быть в следующий раз, при встрече.

    ЧТО ЕЩЁ НАДО ДЛЯ СЧАСТЬЯ?

    …Скоростной трамвай от Борщаговки шёл почти пустой. Сидя у окна, я прокручивал в памяти долгую беседу с Николаем Андреевичем, как бы отбирая наиболее яркие грани его трудовой биографии. Вот он на курсах кройки и шитья, где передаёт свой богатый опыт курсантам, в том числе и молоденькой Евгении Мирошниченко; учёба в техникуме, который он заканчивает с красным дипломом технолога швейного производства; поиск хорошего заработка приводит его в конструкторское бюро авиазавода, где, переступив порог цеха сборки самолётов, он понимает, что оказался не на своей стезе; наконец фортуна улыбнулась - киевская фабрика индивидуального пошива открывает ему двери. Твори и дерзай, Николай Федоровский! Работы хватало, мастерства тоже. Казалось, жизнь наладилась, что ещё надо для счастья?

    В ту пору, а именно в пятидесятые годы, уж очень на слуху было имя начальника столичной магистрали Героя Социалистического Труда Петра Фёдоровича Кривоноса. Юго-Западная железная дорога не только залечила глубокие раны, нанесённые войной, но и заметно шагнула вперёд.

    Николай Андреевич рассказывает, как в ту послевоенную пору он впервые с интересом рассматривал железобетонные шпалы, любил наблюдать за прохождением длинносоставных тяжеловесных поездов, помнит, как на смену паровозам пришли тепловозы и электровозы. В памяти ветерана - приезд на станцию Дарница Маршала Советского Союза С.М. Буденного, встреча работников Дарницкого узла с командиром партизанского соединения С.А. Ковпаком, с писателями А.Е. Корнейчуком, С.И. Олейником.

    В БИОГРАФИИ - ЮГО-ЗАПАДНАЯ

    15 лет, вплоть до 1968 г., присматривался Николай Андреевич к железной дороге. Именно этот год стал для него памятным. Оставив обжитое место работы на фабрике индивидуального пошива, он открыл новую страничку в своей фронтовой и трудовой биографии - железнодорожную, возглавив мастерскую по пошиву форменной одежды для работников столичной магистрали.

    - Мастерской её можно было назвать с большой натяжкой, - вспоминает Николай Андреевич. - Мелькнула даже мысль отказаться, вернуться на фабрику. Но меня так радушно встретили, видимо, кое-что прознали, кто я такой, так искренне обрадовались, что я устыдился своей минутной слабости. Подумал, чему быть - тому не миновать.

    Не миновал Николай Андреевич и встречи с начальником Юго-Западной железной дороги Петром Кривоносом, о котором уже по слухам знал, что мужик он крутой. Мол, лишний раз не стоит ему на глаза попадаться.

    На самом деле так оно поначалу и было. На замечания Николая Федоровского о неточностях в форменной одежде железнодорожников Пётр Фёдорович бросил такой суровый взгляд в его сторону, что находившиеся в кабинете начальника дороги управленцы замерли в ожидании гнева руководителя.

    - Мне отступать было уже поздно, - рассказывает Николай Андреевич и улыбка не сходит с его лица. - Это я теперь, спустя шестьдесят лет улыбаюсь, а тогда важно было не растеряться. И я пошёл ва-банк, заметив, что и в форменном кителе самого начальника дороги тоже есть неточности с точки зрения вышивки на рукавах.

    Пётр Фёдорович молча поднялся из-за стола, снял китель и, вручив его Николаю Федоровскому, коротко бросил: «Идём, будешь исправлять!», и оба направились в комнату отдыха, оставив в недоумении собравшихся в кабинете.

    - Риск, разумеется, благородное дело, - заметил я. - Но для этого надо было иметь, по крайней мере, хотя бы иголку да нитку не простую, а «золотую»?

    - Я это предусмотрел. Все необходимое прихватил с собой. А накануне побывал в Министерстве путей сообщения в Москве, где узнал какие произошли изменения в форме одежды.

    Около часа под пристальным оком Петра Кривоноса исправлял Николай Федоровский погрешности на кителе, то и дело, отвечая на вопросы начальника дороги. А он живо интересовался его биографией. Слово за слово, разговорились…

    Зная, что Пётр Кривонос ярый поклонник железнодорожный формы, Николай Андреевич заручился его поддержкой по усовершенствованию пошивочной мастерской.

    - Надо отдать должное Петру Фёдоровичу - вспоминает ветеран. - Он крепко пожал мне тогда руку за мастерство, похвалил за смелость и находчивость.

    Более двенадцати лет продолжалось их деловое сотрудничество и уважительное отношение друг к другу. Ценил начальник дороги людей трудоспособных, ответственных и особенно преданных делу. Этими качествами сполна обладал Николай Федоровский, а потому был на особом счету у Петра Фёдоровича, а затем и у Бориса Степановича Олейника, сменившего Петра Кривоноса на посту руководителя Юго-Западной магистрали.

    ФОРМЕННАЯ ОТ КУТЮРЬЕ ФЕДОРОВСКОГО

    Во второй половине 90-х гг., когда Украина отстояла и упрочила свою Независимость, а стальная магистраль страны окончательно отпочковалась от Министерства путей сообщения бывшего СССР, остро встал вопрос о своей, национальной форме для железнодорожников. И как это было всегда при решении сложных задач, исполнение возложили на Юго-Западную дорогу.

    - Дело нам выпало нелёгкое - рассказывает ветеран. - Предстояло в сжатый срок разработать образцы форменной одежды и знаков различия, утвердить в Укрзализныце, а затем и в Кабинете Министров Украины.

    В созданной в то время специальной комиссии Николай Андреевич был единственным, образно говоря, опытным модельером. На его долю и выпал основной груз ответственности.

    Важно было не скопировать армейскую форму, иначе возникли бы серьёзные претензии со стороны Министерства обороны Украины. И этот вопрос утрясал лично Николай Андреевич с присущим ему умением находить разумный компромисс. Слово «погоны», которое значилось в дополнении к Постановлению Кабинета Министров Украины, было заменено на «наплечные знаки». Только после этой поправки министр обороны Украины дал «добро». Кстати этот документ, узаконивающий знаки различия, полностью разработал Николай Федоровский.

    Рассказывая мне обо всех перипетиях утверждения новой формы, он раскладывает на столе муляжи этих самых наплечников от генерального директора железных дорог Украины до рядового состава, изготовленные лично Николаем Андреевичем.

    С интересом рассматриваю те самые-самые первые образцы (1996 г.), удивляюсь ювелирной работе исполнителя и всей душой радуюсь за талант-ливого мастера. Но заметив изрядно натруженные пальцы рук кутюрье, мне становится как-то не ловко перед Николаем Андреевичем за свои, и я стараюсь не особо выставлять их напоказ.

    - Вы знаете, что сегодня меня огорчает? - обращается ко мне мой собеседник. - Давно заметил, что привязанность железнодорожников к форменной одежде потихоньку угасает. По крайней мере, далеко не та, что была в пору Петра Кривоноса и Бориса Олейника. Даже в управлении дороги сегодня великая редкость увидеть человека в железнодорожной форме, не говоря уже на городской улице.

    Трудно не согласиться с ветераном и законодателем форменной одежды. Чего греха таить, сам был не единожды свидетелем, когда на торжественное вручение наград отрасли единицы приходят в форменной одежде железнодорожника.

    Но это уже отдельная тема для серьёзного разговора на страницах «Рабочего слова», требующая не менее серьёзного изучения. А мы вернёмся к Николаю Федоровскому, почётному железнодорожнику, ветерану войны и труда и зададимся вопросом: зачем приходил он недавно на приём к руководству Юго-Западной магистрали.

    Есть у Николая Андреевича особая гордость - мастерская по пошиву форменной одежды для железнодорожников, которую как вы уже знаете, он возглавил ещё в бытность Петра Кривоноса. Стараниями Николая Федоровского она перевоплотилась в современный цех с высокопроизводительным как отечественным, так и зарубежным оборудованием, укомплектована опытными специалистами, которым под силу изготовление любой швейной продукции высокого качества для нужд Юго-Западной и не только. Потому и переживает Николай Андреевич за своё детище, которому отдал 35 лет жизни, чтобы, не дай Бог, при грядущем реформировании железнодорожного транспорта не постигла мастерскую горькая участь. Кому как не ему знать, что в пылу перестройки всякое бывает, могут невзначай и доброе дело загубить? Вот такой он, фронтовик и ветеран железнодорожного транспорта Николай Федоровский.

    Перефразируя слова известной песни, скажем о нём так: «Пускай вы нынче не в строю, но под одеждой штатскою всегда и всюду узнаем мы выправку солдатскую». И не только выправку, но и твёрдый характер бойца, о котором мне удалось поведать лишь толику из его богатой фронтовой и трудовой биографии.

    Михаил МИХОЛАП, Фото из личного архива Николая Федоровского
    Контактна інформація
    Україна, 01601, м. Київ, вул.Лисенка, 6
    Приймальня директора регіональної філії: 0(44)-4654410 факс 0(44)-4654107
    Прес-служба тел.: 0(44)-4069708 факс: 0(44)-4069175 email: pres@sw.uz.gov.ua
    Розклад руху поїздів (цілодобово): 0-900-90-80-05 (послуги платні), 0(44) 309-70-05