РОЗДІЛИ
ПРО НАС
ІСТОРІЯ
НОВИНИ та ІНТЕРВ'Ю
ІНВЕСТИЦІЙНІ ПРОЕКТИ
ПЕРЕВЕЗЕННЯ ВАНТАЖІВ
ПОСЛУГИ
ЦІННІ ПАПЕРИ
ЗАКУПІВЛІ
МІСЦЯ ВІДПОЧИНКУ
ЕЛЕКТРОПОСТАЧАННЯ
АНТИКОРУПЦІЙНА ПРОГРАМА
Внутрішній ринок працi
РЕКЛАМА
ПОСИЛАННЯ
ПРЕЗЕНТАЦІЇ
ГАЗЕТА «Робітниче слово»
Інформація про газету
Зворотній зв`язок
Передплата «Робітниче слово»
РОЗКЛАД РУХУ
На вашу думку
Schedule
Мапа сайту
ПРАЦЕВЛАШТУВАННЯ УЗ
Працевлаштування
Запрошуємо
на роботу
Пошук вакансій
та реєстрація кандидатів
Звернення громадян
Отримання вiдповiдей на актуальнi питання



  • Перелік випусків » № 15 (16 квітня 2010) 

  • Как закалялось «золото»


    Вера КРЕПКИНА и её награды

    Жанр интервью предполагает схему общения «вопрос - ответ», но когда встречаешься с людьми не простой, но удивительной судьбы, с людьми, чей жизненный путь достоин восхищения, хочется отказаться от привычной схемы и молча внимать услышанному.

    Легендарная Вера КРЕПКИНА, принесшая первую золотую медаль в легкой атлетике для Украины, многократная победительница и рекордсменка чемпионатов мира и Европы, победительница первенств Советского Союза и Украины, выступавшая за киевский «Локомотив», в канун своего 77-летия согласилась рассказать «Рабочему слову» про свой тернистый и полный удивительных мгновений спортивный путь.

    - Вера Самуиловна, расскажите, пожалуйста, с чего начался Ваш путь в большой спорт.

    - Сразу скажу, что ни о медалях, ни о званиях и тем более о славе, я никогда не мечтала. Родилась в небольшом городишке Шерья Перм-ского края в очень бедной семье помощника машиниста Самуила Колашникова. Жили мы очень скромно, но особенно тяжко стало, когда на фронте погиб наш отец. У матери осталось на руках пятеро детей.

    Училась в местной школе, где было организовано что-то на подобие спортивной секции. Предложили бегать и прыгать в длину, а я и согласилась. Кстати, мама моя, глубоко верующая женщина, была категорически против моего увлечения, ведь тренироваться приходилось вместе с мальчишками, да еще и в шортах.

    Первое же мое соревнование произошло в 48-ом году. Тогда было дано распоряжение Сталина о том, чтобы развивать спорт среди железнодорожников с перспективой участия их в Олимпийских играх. К нам в школу пришел инструктор, который разыскивал, кого бы можно было бы задействовать в соревнованиях на магистрали. Выбрали меня. Первенство проходило на ст. Буй, и меня под чужой фамилией, потому что на тот момент мне было всего 15 лет, внесли в список участников. А я-то ну ничего не соображала, но решила делать так, как делают все остальные. Бежала босая, обуви не было, а беговые дорожки, которые я тогда увидела впервые, были посыпаны шлаком. Так что бегать было больно. Так вот, пришла я к финишу первой. Никто не мог в это поверить, ведь ростом я была маленькая, да еще и вес лишний имелся. Правда, вскоре афера раскрылась, и меня сняли с соревнований. Но тогда же подошла ко мне тренер Вологодской ДЮСШ Валентина Александровна Дорогова, обратив, видимо, внимание на мою частоту бега, и предложила на будущий год поступать в Вологодский железнодорожный техникум. Я воспользовалась этим предложением. Именно в техникуме начала плотно заниматься атлетикой. В учебе-то я была несильна, а вот по физкультуре всегда имела твердую «пятерку».

    А в 1950 году в Киеве, было мне тогда всего 17 лет, проходили соревнования ВЦСПС, однако к этому времени я уже была членом ЦС общества «Локомотив». Тогда и произошла моя первая большая победа. С результатом 12:03 на стометровке и 25:02 на двухсотметровке ока-залась лучшей. За победу я получила овечий тулупчик, приемник и велосипед - для моих краев невиданная роскошь.

    - А как произошла встреча с Вашим мужем Михаилом Степановичем Крепкиным, с которым вместе Вы прожили 55 лет?

    - Это интересная и трогательная история. В 51-ом году на первенстве Союза я попала в финал. Для меня это был колоссальный успех, ведь мне платили стипендию, а о большем я и не мечтала. Так вот, за полтора часа до финального забега ко мне подошел мужчина и сказал: «Вера, вам надо выпить воды и обтереться». Я же всегда была прямолинейной да и с мужчинами держала себя строго, ну и сказала ему, мол, сама разберусь, не лезь, куда не просят. А он настаивает, утверждая, что сам спортсмен и знает, что говорит. Ну я и согласилась выпить воды и обтереться его платком. К финишу я пришла четвертая, а после соревнований снова с ним встретилась, но уже, чтобы поблагодарить. Он в свою очередь сказал, что вынужден возвращаться на службу, но попросил писать ему письма. Так и начался наш роман в письмах, который продолжался до 53-го года, когда мы расписались и переехали в Киев. Тогда-то я и попала в общество «Локомотив» Юго-Западной дороги.

    - Однако до этого Вы уже блистали, показывая высокие результаты…

    - Можно, конечно, и так сказать, а можно сказать, что я просто делала свое дело и звезд с неба не хватала. Впрочем, были достижения, которыми я горжусь. Во-первых, это четыре «золота» на Первенстве Союза в 52-ом. Во-вторых, победы на трех чемпионатах Европы в забеге 4х100 и шесть мировых, европейских и союзных рекордов в эстафете 4х100 и 4х200. И, разумеется, участие на трех олимпиадах в Хельсинки, Мельбурне и Риме. А в 55-ом у нас с Михаилом Степановичем родился сын Андрей…

    - Достаточно рискованное решение завести ребенка в полном расцвете спортивных сил.

    - Да. Тренера постоянно говорили, чтобы повременила, однако муж настоял, чтобы самостоятельно принимала решение. Я была с ним согласна. Вы знаете, при замужестве я взяла фамилию Крепкина и действительно стала крепче, да и после рождения сына стала показывать результаты куда лучше прежних. В частности в 58-м на первенстве Украины установила новый мировой рекорд в беге на 100 метров - 11,3.

    - А как же так получилось, что олимпийское «золото» Вы завоевали в прыжках в длину?

    - О! Это удивительная история. Надо сказать, что в 59-м году я переболела болезнью Боткина, из-за чего меня исключили из сборной Союза. И вот когда утверждались списки участников Олимпиады-1960 в Риме, тогдашний министр спорта Николай Романов поинтересовался, где это Крепкина, почему ее нет. Ему объяснили, что, мол, переболела желтухой. Но Николай Николаевич настоял на встречи со мной. В те времена, надо еще отметить, была строжайшая экономия, и количество участников пытались минимизировать. Вот Романов меня и спрашивает: «Как себя чувствуешь?» Отвечаю: «Хорошо». Да и доктора подтвердили, что я в норме. Тогда он принимает решение включить меня на 100 метров, 4х100 и на прыжки в длину. Благодаря тренеру Киевского института физкультуры и спорта Александру Бабкину, я тренировала длину, но основным видом для меня всегда был спринт. Я, конечно, начала отнекиваться, мол, куда мне прыгать с ростом в 159 см, завалю все! Но Романов настоял. Мудрый был человек.

    И вот пришел мой черед прыгать. Естественно, никто меня всерьез не воспринимал. Лидерами были спортсменки из Польши, Германии, Англии и Америки. А мне надо было просто успокоиться. Я вспомнила маму, выдохнула, разбежалась, зацепилась за планку и прыгнула. Техники-то у меня особой не было, руками работать не умела, зато пресс брюшной развит был хорошо, да и заложенная с детства акробатика и гимнастика даром не прошли. Потому мне и удалось достаточно долго продержать ноги на весу, что и повлияло на дальность прыжка. Приземлилась, гляжу на табло - олимпийский рекорд: 6 м 38 см.

    Кстати, в этом было и проведение свыше. Рост у меня, как я уже говорила, 159 см, а выступала я как раз под 159-м номером.

    - Как сложилась Ваша дальнейшая спортивная карьера?

    - После Олимпиады феноменала какого-то я уже не показывала и в 1965 году после 16 лет пребывания в сборной Союза закончила выступления. Были предложения начать тренерскую деятельность, но мы с Михаилом Степановичем решили поступить иначе. Стали тренировать на базе «Локомотива» детишек, часть из которых были сиротами. Работали не за деньги, работали для людей. Ведь сами вышли из многодетных и бедных семей, а потому знали, как тяжело приходится сироткам. В нашем доме постоянно кто-то ночевал из детей, даже жил иногда. Мы, люди скромные и простые, но настойчивые, а потому никому так и не удалось нас переубедить перейти на прибыльную работу. Знаете, ни я, ни мой муж ни разу не пожалели о своем решении.

    - Вера Самуиловна, в чем Вы видите основные отличия в спорте и спортсменах тех и нынешних времен?

    - Конечно, все очень изменилось, но так и должно быть. Но меня беспокоит, что спортсмены как бы соревнуются не ради спорта, а ради вознаграждения. Разумеется, труд спортсмена должен оплачиваться, но сражаться он должен не за деньги, а за нечто другое, скажем, за честь страны. А нынче все вертится вокруг денег, прямо истерия какая-то. Ну и эти допинги! Мы не знали, что это такое, а сейчас, чтобы быть быстрее и сильнее, непременно надо пичкать себя всякой дрянью. Впрочем, может, я чего-то не понимаю, лет-то мне уже сколько. А после ухода Михаила Степановича и вовсе перестала интересоваться спортом, другой стала. Единственное, очень мне хотелось бы издать книгу своих воспоминаний, ведь вспомнить есть что, материала предостаточно.

    Алексей ГОРЯЧЕВ
    Контактна інформація
    Україна, 01601, м. Київ, вул.Лисенка, 6
    Приймальня директора регіональної філії: 0(44)-4654410 факс 0(44)-4654107
    Прес-служба тел.: 0(44)-4069708 факс: 0(44)-4069175 email: pres@sw.uz.gov.ua
    Розклад руху поїздів (цілодобово): 0-900-90-80-05 (послуги платні), 0(44) 309-70-05